Петропавловская районная массовая газета.
Издается с 1944 года.

Ударение на главном!

Знамя Победы
Район: путеводитель
Целине - 60
ВСХП-2016
Великой Победе - 65
Новости края
Мы - молодые!
Дела и люди
Диалог с читателем
Слово специалисту
Конкурсы "Ударника"
Дом. Двор. Огород
Дежурная часть
Творчество
Проза
Стихи
Литературная странница
Поздравления
Объявления. Реклама
Переписка
Фотоархив
Редакция
1 1 января 2017 года Подшивка  
 

07.11.2014
Прекрасен миг уединения

ВСЕГО ЛИШЬ несколько километров в автомобиле по раскалённому с утра асфальту, ещё меньше – по богатой пылью гравийной дороге, и вот оно, подножие гор со скрытой от суетливых буден жизнью, размеренной и в некоторой степени таинственной…



Едем пару километров по некрутому серпантину, отпускаем дорогу вдаль, а сами – мы с водителем – остаёмся на пятачке, откуда я и начну подъём на плато, предвкушая насладиться великолепной и такой родной мне панорамой, от которой душа распахнётся, и задохнусь я на секунду-другую от нахлынувших чувств, подаренных простором июньского зелёного убранства полей и лугов.
Путь мой недлинный и не крутой, на вершину можно заехать на автомобиле, что и предлагает водитель, но как можно лишить себя возможности неспешно любоваться видами гор, окружающими меня с правой стороны. Через несколько метров останавливаюсь и… ах, боже мой, до чего же богата фантазией природа! Взять бы да описать каждую травинку, что к солнцу тянется под небом ярким, голубым, украшенным весёлыми белыми облаками, нарядными и свободолюбивыми! Но не по силам мне, так же, как сложно поделиться охватившими меня ощущениями, сладостными и невероятно сильными. Крылатыми настолько, что хочется воспарить над этими горами, а по возвращению долго в памяти хранить неповторимые минуты.
Но выручит мой верный товарищ и надёжный помощник фотоаппарат, умеющий до последней травинки запечатлевать то, что мне по нраву, а дома воспроизводить на мониторе волнующие душу и радующие глаз кадры. Комментируя снимки, расскажу я о волнении, желании остаться на этом плато на денёк, где только бы сидел на траве или прогретом солнцем камне и любовался, впитывал чудный горный воздух, лёгкий, пропитанный беззаботностью и чем-то ещё несказанно восторженным и зазывным.
Фотографирую в режиме спортивной съёмки – и сердце радостно стучит, и кровь взыграла в жилах, и гордость воспылала за красоту и щедрость пейзажа. Горы, горы, горы в видоискателе – то тёмные на склонах, то солнечные на вершинах, в светло-зелёном летнем одеянии на просторе и заметно темнеющими кустарниками, а то и деревьями вдоль до невероятности извилистого, но скрытого от меня ручья. Пока фотоаппарат записывает отснятое на карту памяти, любуюсь я синеющими на горизонте вершинами гор и намечаю новую серию съёмок. Не суть важно, куда подевался зелёный наряд гор и откуда берётся сливающаяся с небом синева, но именно это отличает горы от равнины.
Картинку за картинкой старательно запечатлевает фотоаппарат, и вот уже в кадре не горная гряда, а край плато, где я стою, и, значит, пора мне подниматься. Сворачиваю вправо, к скале с цветами, яркими и отважными: вырасти на камнях по силам не каждому растению, и тем величественнее кажущийся мне гордый их вид, тем чудеснее! И иные чувства рождаются в душе, другое чувствую биение сердца, восхищаюсь умением цветка жить даже на камне! На жёлтом лепестке замечаю крохотное красное пятнышко: жучок, которого одни зовут ванюшкой, а другие – божьей коровкой, примостился на солнечной сторонке, отдыхая или завтракая.
Стараясь кроху не спугнуть, присаживаюсь рядышком, и некоторое время наблюдаю, а потом перевожу взгляд и из-за горы вижу край деревни, такой неправдоподобно маленькой издали. Цветов здесь немного, не до всех можно дотянуться и потрогать, отчего они ещё более привлекательны. Скалы невысокие, но крутые, от времени поросшие лишайником, который в свою очередь интересен порой причудливыми рисунками, чаще похожими на невиданных зверьков. Разноцветный – от ярко красного до светло-дымчатого, он придаёт зверькам фантастический окрас. Прикасаюсь к одному такому горячему от солнца рисунку и улыбаюсь: камень здоровается со мной, радуется безмолвному гостю и передаёт частицу своего тепла. Ещё кажется, будто впитываю я добрую энергию, льющуюся от всего того, что меня окружает и которой порой мне недостаёт там, внизу…
Вершина плато в каких-нибудь двадцати метрах от меня, но, ожидая новую волну восхищения от раскинувшихся внизу исчерченных лесополосами пшеничных полей, я всё же не спешу. Потому что желаю оттянуть столь приятную для меня минуту, словно надо мне ещё парочку мгновений для окончательного музыкального и торжественного душевного настроя, который вот-вот обретёт свою законченную форму…

ЕСЛИ БЫ не призывный снизу подаваемый по договорённости с водителем автомобильный сигнал, то я ни за что бы не поверил, как короток бывает на природе час уединения с прекрасным.

Поцелуйте Осень!
Я В ПАРК ПРИШЁЛ, когда Октябрь его лишь дважды посетил – днём ранее и вот сегодня, до меня за несколько минут.
«И что же? - вы, вероятно, спросите меня. - Эка, невидаль какая – октябрьским утром парк ты посетил!?»
А я в ответ зайдусь, хотя б и мысленно, восторгом! Ещё бы – мне солнышко (и тоже, разумеется, с восторгом – в парке спозаранку гуляет по листве!) светит с голубого неба; таинственно и тихо водит оно меня меж стройных и красивых тополей. С них листья не все ещё слетели, но – посмотрите! – как сказочно, точно позолотою, рубинами, ими украсилась счастливая земля! И что ни лист, то постарался он – вот мне бы так! – без слов поведать сладостность полёта и радость поцелованной земли.
А мы?
Когда бы так умели мы отвлечься от повседневных и срочных дел! Чтоб, как и листья – ты и я – от радости зарделись октябрьского солнечного дня, нас пригласившего в безмолвный просыпающийся парк и в нём пред нами листья расстелившего ковром – чтоб не прошли мы мимо чуда, чтоб улыбнулись глаза в глаза и чтобы обнялись, друг к другу ласково прижавшись.

ЗАГЛЯНИТЕ В ПАРК и непременно поцелуйте Осень в волшебном, неповторимо красочном её наряде! Тёплые слова душевные шепните и простите ей и завтрашнюю стужу, и возможные дожди холодные косые, которые, с собой не совладая, одинокая пошлёт нам Осень, заслоняясь ими от встречи со скорою зимою.

Во дворике пустынном
ЛЕТУ НЕ В ПРИМЕР осенью погода, например, обещает много перемен.
Вчера во дворике сухой скучавший пень мечтал расцвесть хотя б присущей краской осени одной – иль позолотою, иль охрой, как иные листья, что с дерева слетая по соседству, приют находят на лысине чернеющей пенька. Один такой берёзы лист только и успел начать нашёптывать душевные ему стихи, но ветерок слегка взыграл (не то чтобы некстати!), подхватил и перенёс в свою нору под стреху старенькой избушки и там оставил в подарок притихшим воробьям.
Сегодня ж старый, мокрый пень, омытый струями дождя, сам воспевал стихами новый день. Шептал (я слышал явственно, в сторонке наблюдая!) лирические строки из поэмы знакомого ему дворового кота о том почти нечаянном мгновении, когда трава вокруг от мокрости осенней, с восторгом обновляя краски и меняясь на глазах, приободряется – переодевает пожухлый в октябре наряд на модный в дождливую погоду! И листья радугой горят под звуки музыки знакомой, с железной крыши льющейся со струями дождя… Водой подхваченные листья торопятся без грусти, приветливо спешат проплыть неподалёку от пенька, а если повезёт листку какому, то и пристать к нему ненадолго, обнять – чтобы понять, сильно ль ещё его родство с корнями дерева, от старости почившего…
Рад пенёк дождю и мокрым родственникам-листьям! Не по нраву ему сухие дни, когда и утки, куры, петухи, а то на смену им сороки поутру топчутся прилюдно по нему, солнцу спины для согрева подставляя. И стайка бойких воробьёв, с куста слетая, щебечет непонятные слова, пеньку мечтать мешая о времени счастливом – когда бы корень его дал росток…
Сегодня барин он. Он во дворе один; старая его торчит в траве макушка мальчишкою забытою игрушкой: попрятались сороки, куры, петухи, и воробьи свои «хи-хи» уж не чирикают с него. И этим тоже радуют его!
Под дождём нахохлившийся одуванчик окрест взирает одиноко на посвежевшую траву, пенёк, намокшую листву, и, вслушиваясь в жизнь двора, решает, что ему пора, как только он на солнышке обсохнет, в полёт отправить семена; в пути пускай поведают охотно, как куст калины у окна, ярко-красными перед людьми хвалясь плодами, слегка трепещет, ожидая дроздов-рябинников, синиц и других красивых наших птиц, полакомиться обещавших вскоре прилететь. Им тогда удастся подглядеть, как, подстать погоде (этим с годами мне восхищаться едва ли перестать!) берёза втайне от людей танцует «Белых лебедей»: красиво, ярко – точно в Большом театре на сцене молодая балерина!..

ЛИШЬ ВНЕШНЕ ДВОР пустынный порой такою, я же тайну вам, надеюсь, приоткрою: мир осенью прекрасен, если нам, мой друг, с тобою годков натикало за шестьдесят.

На островок, за настроением!
НЕ ТО, ЧТОБ ПЛОХО МНЕ иль отчего-то грустно, иль больней душе моей сегодня, чем вчера, когда погода холодным настроеньем подвела себя в моих ожидающих тепла глазах и потому я будто бы бегу с утра на островок. Не угадали, нет! Почти мне хорошо! Я словно книгу только что прочёл об Октябре и его дружбе с Осенью, любви взаимной их, но в повести красивой одной страницы не хватило (вот оно, то самое «почти»!), на которой я, читатель, по законам жанра, вместе с автором точку бы поставил и книгу ту, я знаю – временно – закрыл.
Что-то подсказало мне, что именно сегодня на островке страницу сможем дописать мы вместе: герои книги – Осень с Октябрём – и стать желающий им другом я. По дороге на островок, у мостка на старице, точно в квартире на пороге, я предлагаю разделиться. В одну сторонку я иду, в другую – Осень с влюблённым Октябрём, с условием, что их найду я непременно. Но не сказали, где.
Предо мною красотою остров стелется, и снег вчерашний мягкостью своей и белизною восторженно рисует мне его улыбку, а бусинки калины – что глаза-рубины – заворожат любого, и тем более – меня, наивного мужчину.
У островка сегодня выходной, сегодня он один: нет у него в гостях промозглого дождя, нет ветра шумного, холодного; а тучи тёмные в других краях. В строгости своей деревья обнажённые приковывают взгляд – не только тополя, а все подряд: берёзки белые да стройные, яблоньки-ранетки и другие; их много тут. А листья – блёклые и где-то жёлтые, порою – алые, прекрасные (тут и там виднеются они всё больше на ветках одиноко) – как ноты для невидимого музыканта, в чудо-Осень влюблённого, пожалуй, не меньше Октября. До самозабвения – я чувствую душою: она, душа моя, ликует! – сей музыкант Осени любимой песню сочиняет, и я по нотам-листьям музыку его легко и сказочно читаю.
Тишина лежит на островке такая, что слышу наяву всё громче музыку я; она меня пленила, и я её люблю! Я её вижу: вот над старицею величаво проплывает, и от этакого чуда притихла удивлённо ондатра молодая. Сорвавшись с ветки, рябинник-дрозд за нотою погнался и за новым звуком, и в зарослях исчез. Протенькала вослед мелодии синица, о ветку клювик вытирая – наверное, успела налету ту нотку клюнуть, которая дрозда сманила за собою. Смешливая сорока по привычке ноту своровала и понесла в гнездо – припрятать до весны, чтобы с проталиною первой мелодией заняться под караоке (то-то будет весело птенцам её и мне!).
Породнившиеся с небом ярко-голубым, водою голубою и живою наполнены лощинки; в них красуются мельчайшие травинки, листики резные и цветные: обронила Осень свой калейдоскоп! Шепчут мне травинки не серенький рассказ о жизни под водой пред снежною зимою – оду Осени поют и её другу Октябрю в день солнечный. Несказанно благодарна воде земля в лощинах: успеет напитаться влагой до весны.

НОВЫЙ ДЕНЬ на островке – есть плод желанный любви красивой Осени и Октября; и я, на островок придя, настроением запасся на неделю! Точку в повести о них пока хочу не ставить: вернусь и с чистого листа за продолжение примусь я с лёгким сердцем, а Осень вместе с Октябрём мне снова подыграют!

Полосу подготовил и снимки сделал Иван СКОРЛУПИН.


Архив · Назад

Комментарии:



Оставить комментарий:

Имя:*

E-mail:

Текст:*


В текущем номере:

С Новым годом, земляки, с новым счастьем!


Все публикации номера

 
 
 
Сайт создан в студии «Актив дизайн»

 

© 2008 Петропавловская районная массовая газета.
с. Петропавловское, ул. Ленина, 99.
(38573) 22-8-35