Петропавловская районная массовая газета.
Издается с 1944 года.

Ударение на главном!

Знамя Победы
Район: путеводитель
Целине - 60
ВСХП-2016
Великой Победе - 65
Новости края
Мы - молодые!
Дела и люди
Диалог с читателем
Слово специалисту
Конкурсы "Ударника"
Дом. Двор. Огород
Дежурная часть
Творчество
Проза
Стихи
Литературная странница
Поздравления
Объявления. Реклама
Переписка
Фотоархив
Редакция
1 1 января 2017 года Подшивка  
 

18.03.2016
Порыбачили
Николай ЧЕРДАНЦЕВ. Рассказ

ОЛЕГ ИВАНОВИЧ среди друзей и знакомых слыл заядлым рыбаком, особенно зимним. Действительно, не пропускал он ни одного выходного дня, чтобы не побывать на рыбалке. Жена вначале ругалась, никак не понимала: что это за страсть такая, что можно бросить всё и, не взирая ни на какую непогоду, убежать из дома на рыбалку? Все домашние дела Олег Иванович как-то умудрялся делать после работы, а иногда и ночью, только бы в выходные сорваться на рыбалку.
За долгие годы жена Анфиса смирилась с этим, ведь в основном – Олег замечательный муж и семьянин. Вся работа по дому была сделана вовремя, во всём порядок. У других вон посмотришь – и муж пьянчуга, и в доме бардак, а живут ведь?
На рыбалке Олег Иванович становился каким-то другим. «Душа поёт, - любил говорить, - дышится по-другому!».
Рыбачил он с упоением, наслаждаясь любимым занятием. Всё у него получалось лучше, чем у других: улов всегда больше, рыба отборная, снасти удобные и уловистые. Над зимними мормышками Олег Иванович мог по всей ночи колдовать. Брал их в магазине, что-то переделывал, перепаивал, много мормышек мастерил сам. Вырезал в сырой картофелине форму мормышки, ложил крючок, заливал свинцом, затем обтачивал, шлифовал, некоторые красил.
Рыбачить Олег Иванович любил на озёрах и протоках в пойме Оби. Ездил всегда на своей старенькой, но вполне надёжной «Ниве». Иногда брал с собой «безлошадного» рыбака, вдвоём-то веселее.
Перволедье в этом году прошло быстро и незаметно. Уже после первого небольшого мороза отчаянные рыбаки стелили на совсем ещё тонкий лёд плахи, и с них рыбачили. Затем затяжные морозы без снега накрепко сковали лёд, и рыбаки смело заходили на него. Рыба клевала везде и очень хорошо. Отвели душу мужики, побывав на многих водоёмах. Проехать можно было хоть куда и на любой машине. Снега практически не было, буранов тоже.
Незаметно подошло глухозимье. Это время не очень любимо рыбаками. Рыба становится малоактивна, особенно на глухих водоёмах из-за нехватки кислорода. Вся надежда теперь на реки, особенно любим рыбаками Чарыш. Здесь, на «Чёртовой яме» и вблизи неё, рыба всегда активна, особенно подлещик, плотва, а иногда, если повезёт, можно поймать и крупного леща, судака, сазана. Отовсюду съезжаются сюда рыбаки-любители. Приезжают из Белокурихи, Солонешного, Смоленского, а про наших Петропавловских и говорить не надо, наши почти всегда там.
Однако Олег Иванович решил сегодня порыбачить на озере Песчаном. Прослышал он от молодых ребят, что клюёт там крупный ротан. Совсем ещё недавно всеми презираемый, выбрасываемый, как что-то ненужное, ротан стал многими уважаем. Раскушали его прекрасное белое мясо без вилочек и лишних костей. Нашли рецепты его приготовления, и вот уже многие с удовольствием ловят его и везут домой. Самое главное – ротана можно поймать на любую приманку, будь то червяк, опарыш, мотыль, сало, лёгкие и так далее.
Вот и решил Олег Иванович отвести душу на этом озере, наловить крупных ротанов. Одному вот только ехать не хотелось и решил он позвать соседа. Алексей жил от него через два дома, как рыбак он не составлял конкуренции. На рыбалке бывал от случая к случаю, снастей хороших никогда не имел.
Подойдя к калитке, Олег Иванович увидел соседа возле загона с навильником сена. Алексей ходил как-то не спеша, немного враскачку. Небольшого роста, узкий в плечах но с большим выпирающим вперёд животом, он казался немного нескладным и неуклюжим. Однако была у него всему этому «компенсация»: Алексей – очень весёлый и даже потешный человек. К любому разговору у него находилась какая-нибудь поговорка, прибаутка или анекдот, и вставить это он мог в самый нужный и подходящий момент, да так, что все покатывались со смеху.
Кто-то среди мужиков однажды назвал его арбузом – то ли из-за такого живота, то ли просто так, но прилипла эта кличка к Алексею быстро и, похоже, навсегда. Теперь уже редко кто за глаза называл его Алексеем, звали просто Арбуз, и все знали, о ком идёт речь. Вначале Алексей смеялся вместе со всеми, затем стал обижаться, но изменить уже ничего нельзя, и он просто пропускал это мимо ушей – ну, Арбуз так Арбуз, пусть будет так.
Как рыбалку, так и охоту Алексей посещал очень редко, но уж если что добыл – должно знать всё село, или хотя бы половина, остальным передадут. Однажды весной Алексей поймал на жерлицу хорошего налима. Ануй протекал недалеко от дома, если нести сразу домой – никто не увидит. Обошёл Алексей село стороной, и, зайдя с другого конца, пронёс рыбину на плече по центральной улице. Видел, как люди восхищались, завидовали, многие расспрашивали о подробностях рыбалки.
Ещё был случай, когда он зимой добыл лису. А может, один хвост от лисьей шкуры дома валялся. Но, идя с охоты, он прорезал внизу старенького рюкзака небольшую дырку, просунул туда лисий хвост и завернул в центр села. Естественно, встречались знакомые мужики, стояли, разговаривали, да только про хвост так и не спросили. Однако недалеко от конторы к нему подошёл ещё один мужик, и с ходу спросил:
- Ты, Алексей, видать, лису добыл?
У того как бальзам по душе расплылся, но Алексей не подал виду и спрашивает:
- А ты откуда знаешь?
- Так вон же хвост из рюкзака висит, - пояснил мужик.
- Вот зараза, прогрызла, наверное, - серьёзно возмутился Алексей. - Пойду скорей домой, а то совсем вылезет!
Вот таким весельчаком был этот сосед Олега Ивановича по кличке Арбуз...

ВЫЕХАЛИ на рыбалку рано утром. Темно ещё совсем, но ведь пока доедешь по пойменным дорогам, светло будет. По хорошей асфальтированной дороге до Новообинки доехали довольно быстро. В Красных Орлах и Николаевке люди, похоже, вставали рано, спешили на работу. В некоторых домах уже топились печи, в окнах горел свет. Дояркам и скотникам рано приходится вставать – работа такая, а другой нет.
От Новообинки до Оби тоже хорошая гравийка, а поздние дожди залили все неровности на дороге и замёрзли крепким льдом. Утренняя заря накрыла деревья, виднеющиеся с правой стороны, красивой зимней позолотой. На кустах вдоль дороги засеребрился иней.
- Красота! - вырвалось у Олега Ивановича.
- Да уж, - почти прошептал Алексей, смотревший в это время в боковое окно. Подъехали к новообинской летней дойке.
- Где поедем, - спрашивает Олег Иванович, - через Мореходку или через Моставуху?
- Интересный ты мужик, - смеётся Алексей. - Вот где ты поедешь – там и мне придётся, я так думаю, - поднял он указательный палец.
Олег Иванович аккуратно повернул возле промоины влево и поехал в сторону Мореходки. Это озёра так называются. А сколько этих названий по новообинской пойме знают только коренные местные, да бийские рыбаки – те, по-моему, лучше местных всё знают, везде побывали.
Дорога, конечно, стала очень плохой, тут уж не разгонишься. Разбитая осенью колея заставила сильно сбавить скорость.
- Обратно через Моставуху поедем, - ворчал Олег Иванович. - Не думал, что здесь такая дорога. Ну, не возвращаться же? Нам бы до Подовинки доскрестись, может, дальше лучше будет, хотя вряд ли…
Тихонько ехали вдоль озера Мореходное, тянувшееся с правой стороны. Берег был чистым, а вот напротив – камыш, чуть дальше – березняк. Лёд утоптан людьми, торчат вырезанные льдины.
- Ну что за люди? - продолжает разговор Олег Иванович. - Ни летом, ни зимой не перестают ставить сети. Вот к чему безнаказанность приводит. Скоро отрыбачим, наверное, нечего будет ловить. Главное, говорят, что рыба зимой погибнет. Какая рыба погибнет, спрашиваю? Щука и окунь? Так вы их за лето и осень всех сетями вычерпали, а сейчас-то ловите карасей, они бы не погибли.
- Если бы за это наказывали, - вступает в разговор Алексей, - раз да другой по карману вдарили – вот тогда другие подумали бы, а так что? Контроля никакого.
Оба замолчали, думая об одном и том же. Тем временем дорога стала получше. Подъезжали к Подовинке, за окном совсем светло.
- Ну, вот теперь уже немного осталось, - говорит Олег Иванович. - Ничего, Лёха, прорвёмся!
На Подовинке лёд тоже весь исчерчен следами и пробурены ровные дорожки лунок.
- И здесь сети стоят! Только бы на Песчаном не было, а то в такую даль ехали, а порыбачить не придётся, - искренне вздыхает Алексей.
На озеро Песчаное дорога довольно накатана, видно, что много разных машин прошло.
- Хорошо, что снега мало, - возобновляет разговор Олег Иванович, - едут на любой машине, вплоть до «Оки».
- А что «Ока», - подхватывает Алексей, - она ещё лучше многих других машин – и лёгкая, и проходимая, а главное – экономичная. Мы с тобой один раз съездим, а он на этом же бензине может два, а то и больше.
- Ну, опять же, не везде, - не сдаётся Олег Иванович, - для меня «Нива» лучше.
А вот и озеро. На берегу виднеются две машины – «Ока» и «Жигули».
- Как люди умудряются в такую рань приехать, то ли ночуют здесь? - недовольно ворчит Олег Иванович. - На лёд ещё, видно, никто не заезжает, мы тоже не будем, придётся всё на себе таскать.
На льду стояли три палатки и два мужика сидели около лунок на своих рыболовных ящиках. Алексей, не вынимая вещей из машины, пошёл к этим рыбакам. Весельчак и балагур, он просто не мог пройти мимо. Олег Иванович не слышал, о чём разговаривали мужики, он в это время выгружал свои снасти. Два раза пришлось идти к машине, пока все вещи оказались на льду, недалеко от соседних палаток.
Олег Иванович – большой знаток своего дела, поэтому делал всё не спеша, но довольно быстро. Просверлив недалеко друг от друга три лунки, он поставил сверху палатку. Затем сложил внутрь вещи, и, кряхтя, залез сам. Каждое его движение было отработано до автоматизма, вещи быстро разместились по своим углам. Очистив лунки от шуги, Олег Иванович водрузился на рыболовный ящик и опустил первую удочку в воду. Наживкой на ней был мотыль. На другую он насадил два опарыша – красного и белого, какой понравится – на того и клюнет. Для третьей удочки насадкой послужил кусочек заячьего лёгкого.
Ну вот, теперь остаётся ждать. Да, нужно ещё попробовать подкормить. Щепотка живого мормыша опускается в среднюю лунку, и он, как по команде расплывается по лунке и устремляется вниз. Немного погодя кивок на первой удочке будто придавливает вниз, подсечка – и Олег Иванович поздравляет себя с почином. Хороший, крупный ротан лежит около лунки, разевая рот и распушив все плавники.
- Что тебя хаят, вполне симпатичная рыбка, пузатая, правда, и немного не такая, как все, но что теперь, я вот тоже пузатый!
Олег Иванович заметно оживился, любому рыбаку нравится, когда рыба клюёт, а уж если крупная – тем более. Ему уже не интересно было, где сосед и как там у него, главное – рыба начала клевать!
Раннее утро напоминало о себе морозцем, лунки быстро затягивало ледком, леску тоже. Не хотелось Олегу Ивановичу терять драгоценное время, но свечи и сухое горючее остались в машине.
- Как я, пень старый, забыл про них? Придётся идти.
Выбравшись на морозный воздух, Олег Иванович увидел, что Алексей поставил свою палатку недалеко и находился внутри.
- Ну что, сосед, не жарко, наверное, в летней палатке? У меня зимняя, и то прохладно, пошёл вот за свечками.
- У меня, Олежа, очень тепло, заходи, погрейся, - отозвался Алексей. - Я «Шмеля» разжёг – теплынь, сижу без шапки и рукавиц.
Олег Иванович, подойдя ближе, действительно услышал характерное шипение «Шмеля».
- Ты хуже еврея, обязательно вывернешься, - недовольно сказал Олег Иванович, и пошёл к берегу.
К озеру подъехала ещё одна машина. Трое знакомых петропавловцев вышли из неё и, поздоровавшись по ручке, спросили, как и что.
- Да мы сами только приехали, но одного ротана я успел поймать, - ответил Олег Иванович, доставая пакет из машины.
Солнце вышло из-за верхушек деревьев, росших на песчаном холме, и ярко светило вокруг. Конечно же, очень красивое утро, но некогда Олегу Ивановичу любоваться, он спешил в палатку, к оставленным без присмотра снастям.
Забираясь внутрь, он обнаружил пропажу – двух удочек не было. «Вот гад, - думает Олег Иванович про Алексея, - решил подшутить, никак не уймётся». Однако заглянув в лунки, в средней он увидел торчащую из воды ручку от удочки.
- Даже так, - шепчет Олег Иванович, - утащили, значит.
Леска выходила вначале легко, но потом почувствовалась небольшая тяжесть, и крупный ротан показался из воды, за ним второй – чуть поменьше, правда, но вполне приличный. «Хорошо! - думает Олег Иванович. - На обе мормышки сели». Но что это? За вторым ротаном показался третий.
- Не понял, - тихо говорит Олег Иванович. Но вскоре вышла и вторая удочка.
- Вот оно что, поперепуталось всё!
Сняв ротанов с мормышек, Олег Иванович понял, что удочки запутаны полностью, и распутать их здесь будет невозможно. Хорошо, что есть ещё много запасных. Сложив запутанные удочки в пакет, Олег Иванович насадил наживки и стал рыбачить новыми.
Быстро летело время, неплохой клёв радовал, главное – не было мелких ротанов, так же как не было и никакой другой рыбы. Олег Иванович с удовольствием отметил, что у него ужа половина ведра рыбы. Это же здорово! Однако ближе к одиннадцати клёв заметно ослаб, поклёвки стали реже. Уже немного устал Олег Иванович и, расслабившись, просто наблюдал за удочками.
И вот, будто во сне, Олег Иванович видит, как в крайней левой лунке вода стала подниматься и уже вытекает на лёд под дно палатки. Очнувшись, он наклонился над лункой. И вдруг из воды показалась мокрая крысиная морда с капельками воды на усах и веках. Чёрными глазками крыса почти в упор уставилась на человека, и стала вылезать. От неожиданности Олег Иванович резко отклонился назад и упал с ящика на стену палатки. Он ещё успел увидеть, что крыса уже вылезла, и за ней из воды тянется длинный хвост.
Когда Олег Иванович упал на стену палатки, та легко сложилась, прикрыв их обоих. Дверь палатки была застёгнута на молнию, найти собачку замка он не мог, тем более, что противоположная стенка палатки накрыла Олега Ивановича вместе с крысой и закрыла лунки. Крыса, почувствовав ловушку, стала метаться и, конечно, залезла под человека. Это было уже слишком! Почувствовав под собой шевелящуюся крысу, Олег Иванович заревел, как недорезанный бык. Утреннюю тишину озера разорвал дикий рёв, отборные матерки и какое-то повизгивание.
Рыбаки выскочили из палаток и вначале не могли понять, что случилось. Белая сложившаяся палатка Олега Ивановича не выделялась на льду, но сосед Алексей быстро понял, что здесь что-то не то, и кинулся на выручку. Когда он всё же расстегнул дверь и распутал Олега Ивановича, тот был бледный, с синими губами. Бедолага на четвереньках выполз на лёд и всё повторял: «крыса, гадость»…
Алексей расправил палатку и увидел, как из угла к лунке кинулась большая ондатра и унырнула, утащив с собой крайнюю удочку, на этот раз – безвозвратно. Подбежали мужики. Олег Иванович сидел молча и слегка раскачивался. Зато Алексей мог дать волю своему языку. Он тут же придумал, как ондатра, выскочив из лунки, набросилась на Олега Ивановича, пытаясь схватить его за горло, благо, что тот упал и запутался в палатку, прикрывшую беззащитные части тела. Зато ондатра успела погрызть ему ногу прямо через штаны, и сейчас придётся ехать в больницу, зашивать рану, наверное, будут...
Алексей сразу понял, что рыбалка закончена. Ну да всё равно у него почти не клевало. Да и это разве рыба? Головёшка какая-то.
Олег Иванович, кажется, не слышал соседа. Он молча собирал вещи и носил в машину.
За всю обратную дорогу Олег Иванович сказал лишь такие слова:
- Больше никогда не возьму тебя никуда, трепло поганое.
Алексей пытался свести всё на шутку, но Олег Иванович молчал. Так и закончилась эта история, а как там всё было на самом деле, не знает никто.

с. Петропавловское.


Архив · Назад

Комментарии:



Оставить комментарий:

Имя:*

E-mail:

Текст:*


В текущем номере:

С Новым годом, земляки, с новым счастьем!


Все публикации номера

 
 
 
Сайт создан в студии «Актив дизайн»

 

© 2008 Петропавловская районная массовая газета.
с. Петропавловское, ул. Ленина, 99.
(38573) 22-8-35