Петропавловская районная массовая газета.
Издается с 1944 года.

Ударение на главном!

Знамя Победы
К 70-летию Великой Победы
Победа в Великой Отечественной войне: 71 год
Район: путеводитель
Целине - 60
ВСХП-2016
Великой Победе - 65
Новости края
Мы - молодые!
Дела и люди
Диалог с читателем
Слово специалисту
Конкурсы "Ударника"
Дом. Двор. Огород
Дежурная часть
Творчество
Поздравления
Объявления. Реклама
Переписка
Фотоархив
Редакция
1 1 января 2017 года Подшивка  
 

13.11.2015
Они сражались за Россию
Егор АНОХИН рассказывает о своих односельчанах-фронтовиках (отрывки из книги «Земляне Мои Земляки», 2009 г.)

Андрей Иванович ГРЕБЕНЩИКОВ
- Меня взяли в армию 30 июля 41 года из Быстрого Истока, где я работал инструктором райисполкома. Привезли нас в Бийск, а оттуда по распределению, кого куда: куда судьба укажет...
Андрея Ивановича в возрасте 27 лет направляют на Дальний Восток. Остановились в окрестностях Благовещенска, село Белогорье. Там зарылись в землю – вырыли землянки для зимовки и прохождения военных занятий, для освоения военной науки. Он осваивал специальность связиста, а должность была – политрук роты. Так как имел 4 класса образования, у остальных и этого не было. В том батальоне связи соловьихинских ребят было 30 человек. Это редкая удача, счастливая судьба для солдата, вчерашнего крестьянина, вырванного из родного гнезда, из родного села, с родной земли.
В июне 42-го года послали на курсы политруков на три месяца во Владивосток. После этого был получен приказ о сокращении политруков и комиссаров и эту школу отправили в Хабаровск в Военно-политическое училище. В феврале месяце 43-го года закончил учёбу, присвоили звание – младший политрук, и отправили на работу в 184-ю отдельную роту связи, в 111-й укрепрайон, в город Ворошилов (Уссурийск) на границе. А после сокращения заместителей командиров по политчасти послали на переподготовку офицерского состава в Хабаровск. После учёбы в феврале 44-го года отправили на германский фронт – командиром взвода погранполка. Потом служил парторгом в отдельной роте связи управления войск НКВД по охране тыла 2-го Белорусского фронта, с частями которого и дошёл до Берлина.
- Я оказался у стен Рейхстага. На стенах, что были целыми от бомбёжки, и где можно было написать, солдаты оставляли свои подписи. Я оказался у стены в полдень, она была хорошо освещена, и я увидел знакомую подпись...
А как дело было? В 1938-ом году я работал председателем колхоза «Красный соловей», а Новиков Дементий Герасимович работал секретарём комсомольской организации; и подпись, и почерк я его хорошо помнил. А тут вижу – на стене на уровне роста человека, выделяется своеобразная подпись Новикова Д.Г. – «Я из Сибири», и подпись, высотой и шириной с четверть человеческой ладони. Попытка найти земляка не удалась. Увиделись с ним только дома в 1947-ом году. Я же вернулся домой в звании лейтенанта, в должности командира роты связи...
Эту историю о подписи на Рейхстаге я попросил рассказать Андрея Ивановича на похоронах Новикова Д.Г. Я стоял с ним на пару в почётном карауле у гроба Новикова. И при смене караула мы вышли на улицу. Я пригласил его присесть на лавочку в тени старого клёна со сломанными сучьями, корявыми, и старыми, как пальцы рук, ветвями. Где он мне и поведал вот эту историю с подписью сибиряка на стене Рейхстага.
Андрей Иванович после слияния пяти колхозов работал одно время председателем правления колхоза. Потом долго работал заместителем председателя по хозчасти. Работал он и находясь на пенсии, заведовал мехтоком. А в возрасте около восьмидесяти лет их с женой забрала к себе в город их младшая дочь, которая работала преподавателем в университете. Я был на проводах, и мы с ним попрощались, как соратники и сотрудники колхозного производства. Оба всплакнули.
Пару лет назад я узнал, что его не стало. Но в памяти людей он сохранился до сих пор.

Иван Ильич НЕЧАЕВ
Родился 25 ноября 1924 года в с. Соловьиха Петропавловского района Алтайского края.
В 1940 году окончил с отличием Соловьихинскую семилетнюю школу. В 41-ом году окончил 8-й класс в Камышенке и был зачислен в геологоразведочный техникум на Урале. Но началась война и учёба в техникуме не состоялась. Пошёл работать в колхоз, сначала учётчиком, а потом на различные работы. В армию был призван 4 августа 42-го года. Большая часть службы проходила в 17-ом отдельном моторизованном понтонно-мостовом батальоне (Забайкалье). Участвовал в войне с Японией с первого и до последнего дня. Участвовал в освобождении Манчжурии. Демобилизован в марте 47-го года в звании сержанта. Имеет боевые награды: орден Отечественной войны 2-й степени; медали «За победу над Германией», «За победу над Японией» и все юбилейные медали.
Иван Ильич после войны заочно окончил педучилище, и позднее учительский институт. 22 года работал в школе. Я был его учеником. Потом шесть лет работал секретарём парткома и 10 лет председателем сельского совета. Жена его Евдокия Ивановна работала тоже учителем, после библиотекарем. А когда её не стало, его забрал к себе жить его сын в Горно-Алтайск. Там он и живёт по сей день. Он остаётся в нашей памяти, как активный участник общественных работ. Это очень обходительный и корректный человек.

Василий Васильевич КОРОТКИХ
Родился в Соловьихе, 20 февраля 1913 года. Отец – Коротких Василий Иванович, мать – Татьяна Егоровна, братья – Андрей, Захар (участник войны, умер после войны), Фёдор (участник войны), Харлантий (погиб на фронте). Сёстры – Марфа, Елизавета, Полина.
- В 1928 году вступили всей семьёй в коммуну. Позднее организовался колхоз, и мы вступили туда. И я участвовал в работе колхоза, на всех работах наравне со взрослыми в полеводстве.
В 1937 году призвали на действительную службу. Служил на Дальнем Востоке в г. Благовещенске. Служил в артиллерии, заряжающим на пушке № 76 – так называемые горно-вьючные пушки. Прослужил на границе три года.
В 1940 году пришёл домой, работал разнорабочим всю зиму, после пахоты в мае месяце меня призвали в лагеря в г. Бийск. Осваивали новые образцы пушек.
Объявление войны встретил в лагерях. Организовали нас в артиллерийский полк и отправили на фронт. 25 июня мы уехали в г. Великие Луки и сразу вступили в бой. Со мной были наши земляки: коноводы Маморцев Фёдор Дмитриевич, Гребенщиков Василий, Булгаков Иван Алексеевич – все мы после войны живыми вернулись домой.
Первые бои шли с закрытых позиций, за пять километров по команде. Немец осилил и попёр на нас. Мы не смогли сдержаться, и нам приказали отступить. Пехота пошла наутёк. Коней не стало. Орудия бросать нельзя, мне приказали: «Коротких, садись за правый брошенный пехотинцами пулемёт», а командир сел за второй пулемёт. Немцы пошли в атаку и оказались перед нами. И мы открыли перекрёстный огонь, и сдержали наступление. Потом подошли коневоды, забрали орудия и увезли в тыл. Мы оставили временно занятые пулемёты, ушли вместе за своими пушками. После суточного перерыва нас перебросили под Смоленск. Там стояли в обороне дней 15. А потом попали в Латвию. После – на передовую в г. Ригу, где трое суток стояли в обороне. Потом дали приказ приготовиться к бою. Навезли много снарядов. Ночью через реку в немецкой стороне послышались взрывы – немцы взрывали свои боеприпасы и укрепления. Мы приготовились к атаке, но разведка доложила, что враг ушёл со своих позиций, атака не состоялась.
После суточного перерыва, перебросили нас за г. Калинин, где после суточной подготовки вступили в бой. В один момент боя меня послали с донесением к командиру связи. После возвращения к орудиям я попал под миномётный огонь. И снарядом меня ранило в ноги.
Меня увезли в госпиталь в Калинин, там лежал семь суток. А от туда меня отправили в тыл, в Омск, где лечился шесть месяцев.
После излечения отправили в Ленинград, где два года держали оборону блокадного Ленинграда, и после участвовал в снятии блокады. До сих пор стоит перед глазами, как перед нами расположены были три линии немецкой обороны, и мы из артиллерии выбивали немцев в течение восьми часов, выпустили три тысячи снарядов – двадцать пять снарядов в минуту (затворы сами открывались и закрывались). Выбьем из первой линии, и по команде разведки огонь переносим во вторую линию, после этого в третью линию. К концу дня бой закончился. Немцы сдались, и мы стояли возле дороги и видели, как шли немецкие пленные – кто во что одет, без шапок и обуви, все вымазанные в глине. Очень много пленных. Шли под охраной наших солдат, и шли они на восток мимо наших позиций.
Потом мы были на отдыхе, и получили приказ уйти в тыл к немцам. Получили продукты на пятнадцать дней. В ночь в сопровождении 36 танков пошли на передовую. Дали приказ шёпотом остановиться, всё встало; дали новый приказ: вернуться назад. Вернулись на своё прежнее место.
Дали приказ догонять немцев: орудия были подцеплены к автомобилям «Виллисам», танки шли впереди нас. Немцев не видать.
Потом на станции Войсковица – немец выставил гаубицу на нашу дорогу, танки обошли эту пушку, при её обнаружении мы остановились по приказу. Командир сказал: «Видите, вон стоит танк. Вот по нему и будем вести огонь всеми четырьмя орудиями».
Первое орудие дало выстрел. Попали или нет, не видели. Но после этого немец выстрелил. Сбил с мощёной камнем дороги все наши четыре орудия. Наш четвёртый расчёт укрылся в кювет под сбитым танком. С тех расчётов солдаты тоже попрятались в кюветы. Немец из пулемётов прошёлся по кюветам и побил весь расчёт всех пушек. Лишь мы остались живы под сбитым танком.
Немец перенёс огонь зажигательными снарядами по обозу и всё пожёг.
Дождались вечера. И в это время шёл на передовую начальник дивизиона и начальник штаба и кричит, чтоб подошли к нему. Мы собрались и пошли собирать раненых и увидели, что немцы уже собирают наши трофеи. И мы с огромной болью вернулись назад, в тыл. К вечеру, по темну к нам пришёл повар, принёс еду. От него мы узнали, что из трёхсот человек осталось только двенадцать.
Переночевали, утром пришёл командир дивизиона и сообщил, что поедем получать новую технику. Через сутки привезли новые орудия № 76 и автомобили. Дней через пять к нам пришло пополнение. Начали заниматься с молодёжью. Это было весной 45-го года.
После этого поездом мы через Одессу попали в Румынию, где проводили учения и стояли в обороне.
В 12 часов ночи мы услышали передачу о конце войны. По тревоге выскочили на улицу из казарм и ликовали. Сделали из всех орудий салют, по одному снаряду на ствол.
Домой вернулся в 1946 году.
Имею награды: медали «За оборону Ленинграда», «За отвагу» – в Ленинграде. Орден Славы – за освобождение Риги. Орден Отечественной войны. И все юбилейные медали. От войны остались на память и раны: ранение в бою за г. Калинин в 41-ом году, рана ног и контузия. Рана осколком в спину в 44-ом году под Смоленском. Рана в руку осколком в 45-ом...
Я долго смотрел на мужественное лицо дяди Васи, на его мокрые от слёз глаза. Я не перебивал его, и терпеливо ждал продолжения рассказа. Перед аудиторией он выступать не мог – часто плакал. И потому мы не принуждали его выступать. Он не мог и не умел агитировать словами – он дело делал добросовестно и надёжно. И такая агитация дорогого стоит.
Я встретился с ним ещё раз в последний год его жизни. Я шёл с нефтебазы, где делал передачу склада другой заведующей. Осматривал знакомые с детства дома и усадьбы, в памяти мелькали события прошедших лет. В одной усадьбе я заметил сидящим на земле дядю Васю. Сюда его перевезли недавно, ближе к дочери. Он жил один. Я кивнул ему головой в знак приветствия. Он отозвался и поманил меня рукой к себе. Я вошёл к нему в ограду и поздоровался с ним за руку. Спросил: «Как живёшь, солдат?». Он махнул рукой и тут же заплакал. Я дождался, когда он успокоится, и стал осматривать место, где он сидел. Возле него лежала кучка колотых ветловых дров – видимо зять с дочерью наготовили. На веранде против двери лежали разбросанные дрова из этой кучки. Видимо он кидал их туда, чтобы они были под крышей сухими, и брать их оттуда для топки печи ближе и легче. «Эх, ты жизнь наша… Помог бы». За полчаса я стаскал дрова на веранду и уложил их там в поленицу. Хотел помочь встать ему на ноги и перейти в хату, но дядя Вася махнул рукой и произнёс: «Я на земле посижу. Весна пришла. А жизнь ушла...», - он тихо заплакал, а я пошёл из ограды. Это было двадцать лет тому назад.

Никита Ильич АНОХИН
Собеседник был краток и понятен, как военный человек, кадровый офицер Советской армии.
- Родился я в Соловьихе, в 1914 году 16 апреля, рос с матерью, отец Анохин Илья Гаврилович погиб в 1914 году. Жена Анохина Прасковья Ивановна, сын Филипп с 1933 года рождения, дочь Евдокия – с 1936 года.
К 22 июня 41-го года я состоял на службе в Советской армии в чине офицера, в должности командира батареи. Войну встретил 22 июня 41-го года в 4 часа утра на железнодорожной станции в городе Киеве.
Памятным был первый бой за город Белая Церковь. Затем оборона Киева и его сдача. Участвовал в боях обороны и освобождения Кавказа. Жестокие бои проходили на «Голубой линии». Особо запомнились бои при освобождении города Тамань. Наша дивизия получила наименование «Таманской», и награждена орденом «Красного знамени».
В первых числах ноября 1943 года я в первом эшелоне частей участвовал в форсировании Черноморского пролива, высаживались на Крымский полуостров, в районе города Керчи. Затем дважды участвовал в штурме Керчи. 10 января 1944 года был ранен. В это время я имел звание капитана, должность – начальник разведки артиллерийского полка.
После выздоровления был послан на 3-й Прибалтийский фронт, участвовал в освобождении: Калининской области, Эстонии, Латвии, Литвы. Перешли границу Пруссии.
День Победы встретил на участке боёв по уничтожению Курляндской группировки немцев на территории Пруссии.
Войну закончил помощником начальника штаба дивизии по разведке в звании майора. Долгие годы служил в армии в мирное время. Потом вернулся на родину и тут, находясь на пенсии по выслуге лет, избирался председателем колхоза, председателем сельского совета, председателем совета ветеранов…
В возрасте 80 лет Никита Ильич остался один, жены не стало, не стало и сына, погибшего в аварии на комбайне. Потом приехала его дочь из Орла и ходила за ним. Я предлагал ему оформиться в дом престарелых, но он отказался. В последний год, когда мы с женой пришли его навестить, оказалось, что у него сломана рука. «Утром начал подниматься на койке, опёрся рукой о постель, и кость руки лопнула, и вот теперь ношу её подвешенной за шею».
Потом весной мы отмечали его день рождения – девяностолетие.
По Указу Президента страны всем участникам войны было повышение в очередном воинском звании. Ему присвоили звание подполковник. Я попросил редакцию «Ударника» приехать к нам. И вместе с корреспондентом Викторией Бебекиной были у него на квартире, она взяла у него интервью и сделала снимок. Этот материал был помещён в газете.
А через месяц его не стало. Я организовывал его похороны на сельском кладбище. На кладбище его родного села. Ему поставили государственный памятник. Это был человек с самым высоким воинским званием, который родился и умер в нашем селе.

с. Соловьиха.


Архив · Назад

Комментарии:



Оставить комментарий:

Имя:*

E-mail:

Текст:*


В текущем номере:

С Новым годом, земляки, с новым счастьем!


Все публикации номера

 
 
 
Сайт создан в студии «Актив дизайн»

 

© 2008 Петропавловская районная массовая газета.
с. Петропавловское, ул. Ленина, 99.
(38573) 22-8-35